Сегодня:
ТОР » Мнения о людях » Сергей ВЕЛИКОПОЛЬСКИЙ: подлинный пример для современных руководителей и молодого поколения
30-06-2020, 13:03, Мнения о людях

Сергей ВЕЛИКОПОЛЬСКИЙ: подлинный пример для современных руководителей и молодого поколения

Сергей ВЕЛИКОПОЛЬСКИЙ: подлинный пример для современных руководителей и молодого поколения
Мнение о: Богомякове Геннадии Павловиче

Вспоминая время развития нефтегазового комплекса, которое было интересным, насыщенным судьбоносными событиями, могу с уверенностью сказать, что Тюменская область взрастила много действительно легендарных и незаурядных личностей. Среди них был первый секретарь обкома партии Геннадий Павлович Богомяков. Он обладал стратегическим мышлением, поэтому и мог определить развитие области на перспективу, предвидел, какие отрасли экономики надо особенно поддерживать, чтобы они стали локомотивом в движении области к намеченным планам. Бывая на пленумах и бюро обкома партии, я всегда с интересом слушал доклады и выступления Геннадия Павловича. У него никогда не было простой констатации фактов, положительных и отрицательных. Он как ученый анализировал предпосылки их возникновения, четко формулировал причины и, самое главное, выделял последствия. Меры, предлагаемые им, всегда отличались конкретикой и возможностью их выполнения. Геннадий Павлович прислушивался к нашему мнению, уточнял те аргументы, которые мы приводили, чаще соглашался, а если считал их неубедительными, то старался объяснить почему. 
Геннадий Павлович для меня учитель и наставник в моей комсомольской и партийной работе, в хозяйственной и общественной деятельности. Мы познакомились в 1962 году, когда я работал секретарем комитета комсомола на судостроительном заводе, трудовой коллектив выполнял государственное задание по строительству первых нефтеналивных барж для перевозки первой тюменской нефти из районов Шаима, Усть-Балыка и Мегиона. Г. П. Богомяков часто был на заводе, на стапелях судостроения, интересовался ходом строительства сорока барж. Дважды участвовал в партийных собраниях, на которых выступал. С директором завода Петром Петровичем Потаповым они были в хороших дружеских отношениях. Вот с этого времени я с ним и познакомился. Затем, работая в Тюменском горкоме комсомола, а Геннадий Павлович был первым секретарем Тюменского горкома партии, я, естественно, с ним встречался, и не только на пленумах горкома партии, но и на разного рода совещаниях и встречах. И всегда видел его способность владеть аудиторией, вселять уверенность в возможность и необходимость решения тех или иных задач. К молодежи относился с доверием, уважительно, поэтому не было такого, чтобы он поучал. Наоборот, прислушивался к предложениям бюро горкома комсомола. А когда я находился уже на партийной работе в Нижневартовске, Геннадий Павлович вначале был вторым, а затем первым секретарем обкома партии. Приходилось часто с ним встречаться. 
Бывали с ним на трассах, в полевых условиях. Когда велось строительство первого крупнейшего нефтепровода Самотлор – Альметьевск, я был начальником штаба нашего головного участка нефтепровода. Мы с Геннадием Павловичем ездили по бригадам, тем более это была весна, надо было торопиться со сдачей объекта. Случалось довольно часто, что мы вместе с Геннадием Павловичем обедали и ужинали в бригадах, он в неформальной обстановке выслушивал мнения бригадиров, мастеров, сварщиков и, конечно, делал для себя выводы. Когда возвращался в Тюмень, давал поручения начальникам главков, руководителям строительных организаций, чтобы они учли те замечания, которые высказывали рабочие. Это был его стиль работы. И был установлен порядок: после окончания пленумов обкома КПСС, партийно-хозяйственных активов собирал нас, первых секретарей горкомов и райкомов КПСС, для откровенного разговора. Мы приглашались в зал заседания бюро обкома партии, он выслушивал наше мнение и в то же время высказывал замечания, давал поручения. На таких откровенных совещаниях многие помалкивали, а у меня, молодого секретаря, были темы, которые не решались. На мой вопрос: «Почему обком КПСС не ставит перед ЦК КПСС вопрос создания при горкомах КПСС Урая, Нефтеюганска, Сургута и Нижневартовска отделов нефтегазовой промышленности и геологии?» – вместо откровенности в ответ получал: «Учишь ЦК, что ему надо делать? Ждите». Присутствующие после окончания этих встреч мне выговаривали: «Ну что, Сергей, пооткровенничал?» Геннадий Павлович был доступен в общении, при этом требователен.
Вспоминаю такой момент. У нас в городе Нижневартовске возникли сложности по изготовлению рабочей документации на инженерные сети 6-7-8 микрорайонов строящегося города. Совместно с начальником НГДУ Р. И. Кузоваткиным, председателем горисполкома Н. Г. Салихововым, заместителем по строительству НГДУ Г. М. Кугаевицким решили в пятницу выехать в Новосибирск, чтобы встретиться с руководством главного проектного института и попросить, чтобы группа, которая занималась проектированием по Нижневартовску, ускорила эти работы и выдала нам рабочие чертежи на эти микрорайоны. 
Разместились в гостинице «Новосибирск», администратор приглашает к аппарату. В телефонной трубке слышу голос секретаря приемной Г. П. Богомякова: «Сергей Дмитриевич, соединяю Вас с Геннадием Павловичем». Богомяков начал разговор сразу на повышенных тонах: «Как ты оказался в Новосибирске, не поставив меня в известность?» Пришлось все объяснить: «Геннадий Павлович, я могу располагать выходными днями?» Он обрывает и говорит: «Немедленно возвращайся в Нижневартовск. В воскресенье к тебе прилетает группа ученых, работников ЦК КПСС и Совета Министров». В конце разговора высказал пожелание, чтобы впредь с ним согласовывал поездки, и положил трубку. 
Меня всегда поражали в Геннадии Павловиче его глубокие знания и осведомленность во многих вопросах: в нефтяной и газовой промышленности, геологии, строительстве, сельском хозяйстве и других отраслях… Он мог задать вопросы по любой теме: где находится такая-то буровая бригада, чем она занимается, как решается та или иная проблема... И надо было быть готовым аргументированно на них ответить. Это требовало от меня всегда быть в курсе повседневных дел, партийных и хозяйственных.
В сентябре 1985 года в нашу область с рабочим визитом прибыл генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев со своей женой. В это время я работал в Главтюменнефтегазе в должности заместителя начальника по быту. Мне было поручено подготовить место для их проживания. Объектом была избрана резиденция главка, расположенная в районе озера Лебяжье. Доступ имели: Г. П. Богомяков, председатель облисполкома В. В. Никитин, начальник КГБ В. А. Челинцев, начальник Главтюменнефтегаза В. И. Грайфер и я. Видел, как Геннадий Павлович встречал Горбачева, разговаривал и общался с ним. Богомяков вел себя достойно, без какого-либо заискивания, на вопросы, которые возникали, давал исчерпывающие ответы. Он требовал неотложного рассмотрения острейших проблем в ЦК КПСС и правительстве, ссылаясь на те трудности, которые испытывала область: не решающаяся годами проблема нефтегазовой отрасли, жители, проживающие в суровых условиях, в районах освоения недр… Он не прогибался перед чиновниками высокого ранга. Твердо отстаивал свое мнение.
Уместно сказать, что, находясь на пенсии, Геннадий Павлович на встречах с ветеранами, коммунистами, первопроходцами, с участниками фонда имени В. И. Муравленко слышал вопрос: «Скажите, Геннадий Павлович, почему, будучи членом Центрального комитета на протяжении семнадцати лет, Вы не могли разглядеть процесс загнивания на вершине власти, предательские действия Горбачева и Ельцина, что привело к самооккупации КПСС и крушению СССР?» На этот вопрос он старался не отвечать, думаю, он тоже чувствовал свою вину за трагедию, которая случилась в партии и стране. Последние пять лет он самоустранился от активного участия в деятельности фонда.
Когда я учился в Академии общественных наук при ЦК КПСС, перед нами часто выступали первые секретари обкомов партии. Это были «Дни областей». Сравнивал выступления Геннадия Павловича с другими. Г. П. Богомяков выигрышно от них отличался. Даже от Е. К. Лигачева, который возглавлял Томскую область и был вторым лицом КПСС. Геннадий Павлович поражал глубиной изложения материала, оперировал цифрами, давал обоснованные прогнозы. Слушатели с восхищением высказывались: какой у вас первый секретарь, все знает, эрудированный, понимает задачи и знает способы их решения…

Помню, как-то мы с Геннадием Павловичем прилетели из Нижневартовска в Сургут. Нас никто из горкома партии не встретил. Видимо, не ожидали. Хорошо зная город, мы приехали в гостиницу нефтяников, где останавливались высокие чиновники. Он никому не стал звонить. Администратор предложила лучший номер, мне рядом другой, попроще. Геннадий Павлович говорит: «Давай так сделаем, ты иди в мой номер, а я в твоем буду». 
Богомяков знал много шуток, анекдотов, любил играть в шахматы и преферанс. Считаю, области повезло иметь такого организатора производства и политического руководителя. Действительно, это был талантливый человек, который обладал большим даром быть лидером. Не случайно ему присвоено звание «Почетный гражданин» трех субъектов: Ямало-Ненецкого, Ханты-Мансийского автономных округов и Тюменской области. Это и есть высочайшая оценка его деятельности, за выдающийся личный вклад в развитие «Большой» Тюменской области.
Когда создавали фонд имени В. И. Муравленко, Геннадий Павлович, будучи избран членом правления, принимал активное участие в решении задач, которые стояли перед нами. Я многому научился у Богомякова в жизни. Он был примером, причем не только для меня, думаю, и для многих других партийных работников, потому что его деятельность была у нас на виду. Мы видели, как он работает, относится к делу. Часто Геннадий Павлович звонил мне, узнавал, чем занимаюсь, какие вопросы решаю, в чем нужна помощь. Он был внимателен к нуждам трудящихся, понимал их. Хотя ему в силу множества проблем было нелегко, и мы это видели. 
Тюменской области повезло, что в период становления и развития топливно-энергетического комплекса были великие люди – государственники, герои своего времени. Это Б. И. Щербина, А. К. Протозанов, Г. И. Шмаль, С. П. Барсуков, В. И. Муравленко, Ф. Г. Аржанов, Р. И. Кузоваткин, В. И. Грайфер, Д. И. Карачаев, И. Т. Хохлов, В. В. Никитин, Ю. П. Баталин, Ю. Г. Эрвье, Ф. К. Салманов, Л. И. Ровнин, В. Л. Богданов, Л. И. Кузнецов, Я. М. Каган, И. И. Нестеров, А. Н. Косухин и, конечно же, Г. П. Богомяков. Именно они и многие другие определяли лицо нашей области, с ними считались, их уважали, а это в советское время не так-то просто было.
Геннадий Павлович оставил яркую страницу в истории нашего края, в истории большой тюменской партийной организации. Он должен быть подлинным примером для современных руководителей, для молодого поколения. Память о нем будет жить вечно!

Просмотров: 210
Комментарии:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда: