Сегодня:
ТОР » Мнения о людях » Владимир ЧЕРТИЩЕВ
30-06-2020, 13:24, Мнения о людях

Владимир ЧЕРТИЩЕВ

Владимир ЧЕРТИЩЕВ
Мнение о: Богомякове Геннадии Павловиче

Познакомился я с Геннадием Павловичем в 1974 году, будучи секретарем парткома ОАО «Сибкомплектмонтаж», во время приезда в Тюмень А. Н. Косыгина. А узнавать его как личность и человека начал с 1975 года, став инструктором отдела нефтяной и газовой промышленности и геологии Тюменского обкома КПСС, где Геннадий Павлович начинал свою партийную деятельность в качестве руководителя. Всего в отделе трудилось семь человек, заместителем начальника был Китаев Виктор Васильевич. Оттуда выпустилось шестьдесят четыре прекрасных специалистов, можно сказать, что освоили «школу Богомякова».
Я хорошо знаю партийную работу, прошел путь от секретаря первичной партийной организации до секретаря обкома партии и члена ЦК, поэтому буду говорить о Геннадии Павловиче с этих позиций. Он был и стратег, и управленец. Тюменский обком являлся штабом создания и развития Западно-Сибирского топливно-энергетического комплекса. К сожалению, эту сторону управленческой деятельности того времени освещают крайне слабо.
Известный лозунг «Партия – ум, честь и совесть» характеризует наш Тюменский обком, горкомы и райкомы, парткомы и первичные организации в период с 1960 по 1985 год. Прекрасные, честные люди и специалисты тогда работали. Основная деятельность партии, обкома – это подбор, расстановка и воспитание кадров. По всей партийной линии поддерживали, учили, проверяли, спрашивали, доверяли, поднимали и постоянно контролировали.
Кадровая работа обкома, горкомов и райкомов под руководством Богомякова обеспечила решение основных стратегических задач. Существовал кадровый резерв. Все первые руководители утверждались и освобождались от руководства при необходимости, с согласия бюро. Механизм управления и контроля объективный и необходимый. Когда меня назначали на должность первого секретаря, я был на учете в первичной партийной организации комсомольско-молодежного завода блочных устройств в городе Тюмени.
С позиций сегодняшнего дня даже не верится, что смогли подобрать руководителей главков, трестов, НГДУ, управлений, городов и районов, ведь были задачи с конкретными сроками и финансированием. А кругом болота, лес, морозы, бездорожье… Но есть цель! Большую помощь оказали ЦК КПСС, совмины, министерства, ЦК комсомола, профсоюзы, областные, городские и районные исполкомы. Координация всех процессов осуществлялась через обком. Всё знать, всё видеть, предвидеть опасность в приоритете! Быть первыми на авариях, а они случались. Уметь ликвидировать последствия, помогая специалистам-хозяйственникам.
Аппарат обкома состоял из пятидесяти четырех человек, общее руководство осуществлял Г. П. Богомяков. Все прошли производственную и партийную ступени. С каждым Геннадий Павлович встречался, беседовал. А человек он был требовательный. Мы ежедневно владели всей информацией по своей отрасли, консультировались с руководителями и специалистами, и они постоянно обращались к нам в обком. «Стыковка» отраслевая и межотраслевая – самое дорогое время! Старались найти компромисс. У нас руководители находили компромисс, понимание и поддержку и в регионе, и в Москве. А нередко и защиту от незаслуженных неприятностей. 
Богомяков, как и другие секретари обкома, нам, «аппаратчикам», доверял, а это очень важно. Но они и спрашивали строго за «провалы». За первый случай прощали, но, если ситуация повторялась, случалось и такое, приходилось расставаться. Геннадий Павлович анализировал информацию, требовал объективности, обоснованности. Лжи не терпел, редко хвалил. Но всегда поддерживал нас в спорах с хозяйственниками, особенно из Москвы. Его объективно побаивались.
Стратегию развития, общие цели устанавливало руководство из Москвы, ЦК и Совета Министров. Но подзаконные акты, программы готовились у нас в регионе. Наши «потребности», разработанные в хозяйственных структурах и согласованные в обкоме, отправлялись в Москву, где и осуществлялась совместная работа. Мы постоянно были на связи со столичными коллегами в вопросе продвижения наших целей. Уровень компетентности кадров был не ниже, а порой и выше московского. Поправки и дополнения в программы надо было доказывать, защищать. В Москве процветала бюрократия... Хотя, может, и правильно, так как деньги счет любят. И вот здесь требовалась порой «тяжелая артиллерия»: вмешательство Геннадия Павловича Богомякова с его эрудицией и авторитетом. Разговор вел мягко, с улыбкой, в итоге убеждая оппонента в компромиссном, но важном для нас варианте. И был тверд в аргументации своей позиции по недопустимым на тот момент решениям. И с ним в Москве считались. Такая несокрушимость в вопросе решения значимых вопросов напрямую связана с многолетним руководством Тюменской областью. Регион, сверхважный для Отечества, не каждому по плечу. 
Люди в аппарате не засиживались. Был кадровый резерв, проходящий через Богомякова и других секретарей обкома. Большинство из них направлялись на самостоятельную руководящую работу: горрайкомы, обкомы и облисполкомы, главки и министерства, ЦК и профсоюзы. 
От Геннадия Павловича как от первого руководителя проходила линия «ответственности, дисциплины и исполнительности, без всякого шума и нагоняев». Это касалось всех систем управления и контроля. Коррупции не было! Было «дело Либермана», но это, по моей оценке, был великий бизнесмен. Наркотиков не было! Милиция работала, народ знал каждого участкового. Всей областью руководил полковник В. Ф. Башарин. И это при массовом притоке людей в область. Население выросло с 1960 по 1985 год в два раза. А ведь ехало много людей – «не только за запахом тайги». Активно функционировала добровольно-народная дружина от каждого трудового коллектива.
Мы на Тюменской земле жили и работали во имя Отечества! И у нас были лидеры-вожди – Борис Евдокимович Щербина, Геннадий Павлович Богомяков. Мы гордимся своим временем!
Геннадий Павлович – человек с большой буквы. Оценку этому удивительному человеку можно и нужно давать.
Ученый ум – постоянно анализировал, сравнивал «вперед». Находился в поисках новых, часто необычных решений для окружающих.
Эрудит – знал много и понимал многих. На равных общался со специалистами из разных отраслей.
«Слушал людей» – быстро определял главное в теме.
Не будь Богомяков на партийной работе, он стал бы большим ученым. Хотя именно в годы его руководства областью, с его участием созданы десятки НИИ по геологии, нефти, газу и сельскому хозяйству.
Человек – Сибиряк – Семьянин.
Общительный, обстоятельный «сибирский мужик», и не надо стесняться этого выражения. Прямой потомок поколения сибирских поселенцев, несгибаемых и неподдающихся. Его отцы и братья остановили немцев под Москвой, Сталинградом, Ржевом, Ленинградом. «Стоять, держать, двигаться вперед!»
Хозяйственный – научный огородник. Выращивал необычные сорта овощей, плодов. Хлебосольный хозяин, всегда был готов угостить. Дома, в селе Исетское, он обычный сибирский мужик, работал топором и лопатой. Наглядный пример того, как надо жить. Скромен в быту. Персональной дачи не было, хотя по должности полагалась. Не было семейного автомобиля. После выхода на пенсию ему с трудом оформили «Ниву».
После работы, в командировках по районам, часто шел разбор «минусов». Застолий не случалось. Только один раз по приезде в Сургут, в апреле 1980 года, вместе с Борисом Николаевичем Ельциным пришлось «много», но исключительно в честь гостя. Но Геннадий Павлович все выдержал, хоть бы что. Общались, пели песни…
Очень любил охоту и рыбалку. Охотился обычно с Владиленом Валентиновичем Никитиным. Но, как правило, свободное время случалось редко, так как у «первого» нет выходных и праздников. Он отвечает за регион, по его «команде» сразу поднимается нужное звено, обеспечивающее жизнедеятельность региона. И постоянная дежурная машина стояла в гараже обкома именно для таких случаев. Чтобы сразу быть на месте, лично оценить ситуацию и определить меры воздействия.
В январе 1983 года на реке Тобол, у впадения в Иртыш, я с Владимиром Прокопьевичем Плоских, а также рыбаком-любителем, ведущим хирургом нашей больницы, подготовили сети. Пригласили Геннадия Павловича и Владилена Валентиновича, они приехали. И вместе стали протаскивать сети подо льдом. Конечно, работа непростая, голыми руками. Без дележки «на начальников». Запомнились «гвоздики» осетра, запутавшиеся в сети, которых освобождали и отпускали. Мороз минус тридцать, ветер… Наловили пару мешков всех видов. Была и уха на берегу. Замечательное время! Немного оставили для себя, остальное отдали Богомякову и Никитину. Вечером звонит Геннадий Павлович из Тюмени: «Спасибо от соседей по подъезду, поделился рыбой со всеми».
Не надо забывать, что Богомяков был и членом Военного совета военного округа, отвечал за безопасность государства, за воинские части и объекты на его территории. Это работа только «первого».
Просмотров: 194
Комментарии:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда: